Суркисы обыграли ПриватБанк на 7 млрд, но денег пока не получат. Почти детектив

Суркисы обыграли ПриватБанк на 7 млрд, но денег пока не получат. Почти детектив

15 апреля Апелляционный суд Киева зафиксировал еще одну большую победу Григория и Игоря Суркисов над государственным ПриватБанком.

Бизнесмены вплотную приблизились к взысканию с Привата $250 млн, которые они потеряли во время его национализации.

Несмотря на болезненное поражение, для Привата возможно не все потеряно. Все зависит от Министерства юстиции. А точнее от госиполнителя: будет ли он добиваться от ПриватБанка взыскания и насколько будет настойчив. Другое возможное последствие для банка – уголовные дела против менеджмента за неисполнение решений суда.

И теперь есть риск, что Приват получит аналогичные иски от других экс-клиентов, чьи деньги были конвертированы в капитал из-за связанности с экс-акционерами банка Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым.

LIGA.net в формате «вопрос-ответ» рассказывает обо всех нюансах этого запутанного дела.

Почему ПриватБанк должен Суркисам деньги и кто их требует?

В центре спора – $250 млн, которые держали на депозитах в кипрском филиале ПриватБанка шесть английских компаний из орбиты братьев Суркисов. Принадлежность юрлиц к бизнес-интересам бизнесменов уже не тайна: все шесть фигурируют в иске Игоря Суркиса к Петру Порошенко и Валерии Гонтаревой, который был подан в Высокий суд Лондона в декабре прошлого года, писало НВ.

Поскольку НБУ внес семью Суркисов в список связанных лиц с Коломойским и Боголюбовым, эти $250 млн в декабре 2016 года были конвертированы в капитал ПриватБанка в рамках процедуры bail-in. Так государство, национализировавшее Приват, пыталось компенсировать затраты, которые пришлось понести ради спасения банка.

Читайте нас в Telegram: проверенные факты, только важное

Суркисы были одними из первых экс-клиентов Привата, которые стали оспаривать bail-in. Они выиграли почти все суды и добились возврата 1 млрд грн личных депозитов (именно это дело сейчас находится в Большой палате Верховного суда, от него зависят все остальные ключевые процессы вокруг национализации. LIGA.net детально писала об этом здесь).

Параллельно с этим возврата денег добивались и английские компании бизнесменов. Они подали два одинаковых по требованиям иска на Кипре и в админсуде Украины (отменить процедуру bail-in, списанные средства принудительно вернуть). На Кипре пока решений не было, в украинском суде Суркисы выиграли первую инстанцию, но процесс остановили до появления позиции кипрских судей.

Победу Суркисам принес третий иск – в Печерском райсуде Киева. Он содержал техническое требование: ПриватБанк (точнее его кипрский филиал) должен выполнить условия депозитных договоров с английскими компаниями Суркисов (то есть выплатить тело вклада плюс проценты).

Позиция истцов основана на том, что законность bail-in не подтверждена решениями судов. ПриватБанк фактически говорит то же самое (решений, что bail-in незаконен тоже не было), уточняя: его обязательства перед английскими вкладчиками прекратились вместе с конвертацией их средств в капитал. То есть договора были исполнены еще в 2016 году.

Почему ПриватБанк проиграл?

Осенью 2017 года Печерский райсуд выпустил постановление, в котором появился главный юридический нюанс, позволивший Суркисам претендовать на возврат потерянных на Кипре денег.

Иск английских компаний был составлен хитро: с одной стороны они просили суд обязать ПриватБанк выполнить условия депозитных договоров, с другой – выставили аналогичное требование, но уже в качестве обеспечения иска.

Обеспечение означает, что пока суд разбирается в сути дела и еще не вынес решение, ответчик должен гарантировать, что вернет истцу деньги, если проиграет. Обычно суды для таких случаев объявляют арест активов/счетов (яркий пример – всемирный арест активов Коломойского и Боголюбова судом Лондона, хотя факт мошенничества в Приватбанке еще далеко не доказан).

Компании Суркисов пошли дальше: они хотели, чтобы ПриватБанк еще до вынесения решения по существу выплатил им отобранные деньги. Печерский суд согласился с этим требованием и подтвердил обязанность ПриватБанка выполнять условия депозитных договоров с компаниями Суркисов.

Это было в 2017 году, но с тех пор почти два года в деле ничего не происходило — суд не разъяснил своего решения, хотя юристы банка и обратились с таким ходатайством. И у ПриватБанка был формальный повод не выполнять его, поскольку в его понимании обязательств перед английскими компаниями не существовало с декабря 2016 года.

Читайте также: Почему от дела Суркисов зависит судьба ПриватБанка

Ситуация развернулась на 180 градусов, когда в дело вмешалось Министерство юстиции. В конце 2019 года по иницативе истцов исполнительная служба Печерского райуправления юстиции открыла исполнительное производство с целью выполнить постановление суда двухлетней давности.

Для этого снова потребовалось разъяснение – теперь о нем попросила уже госисполнитель Алла Кравчук. В ходатайстве она описала свое видение ситуации: ее аргументы совпадали с ПриватБанком, но на слушании Кравчук повела себя странно, заявив, что не возражает, чтобы решение 2017 года было выполнено так, как считают нужным истцы (это зафиксировано в материалах дела).

Разъяснение суда было опубликовано в середине марта. Суд уточнил, что выполнение условия договоров означает выплату тела депозитов и процентов всем шести компаниям Суркисов. Ждать решений по существу и апелляций не нужно.

Интересная деталь: разъяснение выпускал судья Вячеслав Пидпалый. 20 апреля 2019 года он же вынес решение о расторжении договоров поручительства компаний Игоря Коломойского перед ПриватБанком на 10 млрд грн.

Разъяснение Пидпалого фактически воскресило дело. И госисполнитель, и ПриватБанк подали апелляции. Обе жалобы отклонили.

В итоге, ПриватБанк проиграл апелляцию: постановление Печерского райсуда от 2017 года осталось прежним: Приват должен обеспечить иск английских компаний Суркисов и выплатить им около $250 млн. Обжаловать его в Верховном суде нельзя.

Суркисы заберут деньги? Два сценария

Означает ли это, что теперь госиполнитель может принудительно списать со счетов Привата эквивалент в 7 млрд грн? Нет.

Как объяснил на онлайн-брифинге юридический советник ПриватБанка Андрей Пожидаев из компании Asters, поскольку истцы не выдвигали материальных претензий (выполнение договоров – это нематериальное требование), исполнительная служба не может принудительно взыскать деньги.

Читайте также: Офшоры Суркисов, Минюст, ПриватБанк. Откуда взялось дело о взыскании с госбанка $250 млн

У госиполнителя остается два варианта.

— Закрыть исполнительное производство. Это реальный вариант, поскольку ходатайствуя о разъяснении, исполнитель Кравчук согласилась с доводами юристов Привата, которые основаны на том, что договора были исполнены еще в 2016 году, когда средства английских компаний Суркисов конвертировались в акции банка и были переданы государству. Это значит, что предмета для взыскания нет.

— Обратиться к ПриватБанку с требованием вернуть деньги. В таком случае все зависит от банка и настойчивости госисполнителя. Если Приват откается платить, госиполнитель может наложить на банк штрафы за невыполнение решений суда. Крайняя мера – уголовные дела против менеджмента банка. В ситуацию также может вмешаться Кабмин как собственник Привата: тогда правительство будет решать, выплачивать деньги Суркисам или нет. Во втором случае именно Кабмин будет нести ответственность за игнорирование предписания суда.

Последуют ли примеру Суркисов компании Коломойского?

Дело английских компаний Суркисов создает важный прецедент для всех экс-клиентов ПриватБанка, которые потеряли деньги во время национализации. Речь о 29,5 млрд грн средств, подпавших под bail-in. Около половины этой суммы – депозиты и счета в Украине, Латвии и на Кипре. Остальное – еврооблигации (по ним идет отдельный судебный процесс в Лондоне).

Подписывайтесь на рассылки Liga.net — только главное в вашей почте

Иски реальны Печерский суд показал, что у ПриватБанка реально забрать потерянные деньги. Для этого даже необязательно выигрывать суды.

С другой тороны, для подобных исков уже прошел срок давности. В теории, иницировать их нельзя, но на практике судьи далеко не всегда придают этому значение, говорит собеседник LIGA.net среди участников процесса со стороны Суркисов.

«Это значит, что пойти аналогичным путем может любой «бейлинщик», – говорит он. – Дальше – как повезет с судьей, хоть и это правовой нигилизм».

Еще по теме

Bertone7

Добавить комментарий